Галерея
Полезные ссылки
  • پورتال امام خمینی
  • دفتر مقام معظم رهبری
  • ریاست جمهوری
  • معاونت امور مجلس
  • نقشه جامع علمی کشور
  • Ministry of Science, Research and Technology
  • صندوق احیا و بهره برداری از بناهای تاریخی و فرهنگی کشور
Обратная связь
News > Высказывания доктора Зарифа в программе специального новостного интервью 05/02/2018


  печать        отправить другу

Высказывания доктора Зарифа в программе специального новостного интервью 05/02/2018

В понедельник вечером министр иностранных дел нашей Ирана, выступая в программе специального новостного интервью, констатировал, что Иран является самой безопасной страной региона, и своей безопасностью он обязан присутствию и участию народа в жизни страны.

Мохаммад Джавад Зариф, который накануне 40-й годовщины победы Исламской Революции появился в программе специального новостного интервью, где он в прямом эфире общался с людьми, в начале своей речи поздравил с наступлением годовщины победы Исламской революции и заявил: «Наша безопасность опирается на людей и участие людей в жизни страны. Мы всем обязаны народу. Вокруг нас находятся страны, которые во всем зависят от иностранцев и вообще не знают, что такое безопасность. Сегодня Иран является самой безопасной страной региона, и это предмет нашей особой гордости.»

Министр иностранных дел нашей страны продолжил: «Опираясь на людей, на международной арене мы защищаем взгляды, которые основаны на наших принципах, не беспокоясь о том, кому эти взгляды нравятся, и кого они раздражают.»

В продолжение своих речей в этой идущей в прямом эфире телевизионной программе Зариф, сказав о том, что в регионе имеются две точки зрения в связи с вопросом о безопасности, заявил: «Одна точка зрения заключается в стремлении обеспечить безопасность изнутри, и, на самом деле, создает требующуюся безопасность через участие людей и их присутствие у избирательных урн, и на основе такой точки зрения действуем мы.»

Он добавил: «В регионе также имеется вторая точка зрения, которая хочет купить безопасность, в том числе, путем покупки оружия, и когда вы видите, что некоторые государства Персидского залива в прошлом году сделали закупки вооружения на 116 миллиардов долларов, это укладывается в те же рамки.»

Отметив, что Иран уверен в себе и своем народе и в этих же рамках стремится изнутри обеспечить безопасность своей страны и региона, он продолжил: «Опираясь на все ту же точку зрения, мы считаем диалог основой взаимодействия государств региона, но, к сожалению, некоторые страны региона, по причине потребности в получении безопасности вовне своих государств, постоянно пытаются показать, что находятся в опасности. Они обеспечивают свою безопасность через деньги или зависимость от заграницы.»

Министр иностранных дел Ирана отметил, что точка зрения, основывающаяся на зависимости от других, возможно, внешне и поддерживается другими, но, на самом деле, не имеет ничего общего с реальной безопасностью.

Глава дипломатического аппарата Ирана в этом интервью в прямом эфире остановился также на теме СВПД и в ответ на вопрос ведущего этой программы: «Некоторые говорят: разве нельзя было написать СВПД так, чтобы американцы не имели возможности один раз в каждые три месяца под предлогом приостановки санкций занимать позицию против Ирана и СВПД», подчеркнул: «Я не могу претендовать на то, что нельзя было написать лучше, но я утверждаю, что СВПД – это не все, что хотели мы, и не все, чего хотели противоположные Стороны, в том числе американцы. Отдельные государства на противоположной стороне хотели, чтобы это происходило поэтапно, и не были заинтересованы в том, чтобы санкции были упразднены сразу, но мы настояли на том, что все санкции, связанные с ядерной темой, должны быть убраны одновременно.»

Указав на некоторые ограничения, имеющиеся в Америке для снятия санкций, он сказал: «У них имелись специфические ограничения в этой области, поскольку для снятия санкций им надо было идти в Конгресс, а в тот момент также, как и в нынешнее время, Конгресс находился в руках радикалов. С учетом этих условий, мы составили СВПД в форме, которая на тот момент создавала единственно возможные условия, позволявшие принять СВПД.»

МИД ИРИ в продолжении своей беседы, еще раз указав на угрозы Трампа в адрес СВПД, заявил: «В мае 2016 года, перед тем как стать кандидатом от республиканской партии, Трамп в одном из своих выступлений отметил, что если он станет президентом, его приоритетом станет разрывание СВПД. Сейчас прошло уже около 390 дней его президентства, и такого не случилось. Не то, чтобы он был заинтересован в СВПД, но СВПД в качестве международного документа обладает определенными условиями, и приближенные Трампа говорят ему, что если он это сделает (разорвет СВПД), то Америка окажется в изоляции.»

В продолжение Зариф, указав на враждебность американского правительства, особенно нового правительства этой страны в отношении Ирана, сказал: «У них полная несовместимость с Ираном, поскольку Иран после революции выдвинул новый взгляд.»

Глава дипломатического аппарата Ирана, отметил, что когда Трамп хотел приехать в регион, он сказал, что его целью является «сбор денег» с государств региона, и продолжил: «Это происходит в то время, когда они не могут таким же образом вести себя с Ираном, и потому им никогда не удавалось договориться с Ираном.»

Отметив то, что слово за словом СВПД написано на основе отсутствия взаимного недоверия, он продолжил: «Наверное, у нас есть мало международных документов, которые были бы такими же длинными, и это является показателем того, что Стороны не имели доверия друг к другу. В этом документе все детально написано.»

Министр иностранных дел нашей страны, отметив, что действия Трампа в отношении СВПД были абсолютно предсказуемыми, пояснил: «То есть мы не ожидали, что Америка будет благожелательно выполнять свои обязательства по СВПД, между тем как СВПД обязывает Америку благожелательно относиться к реализации этого соглашения. Мы внесли в разные места СВПД, что Стороны должны благожелательно исполнять свои обязанности, и причина того, что мы отметили этот очевидный принцип, заключалась в том, что мы ожидали, что они будут противодействовать. С первого дня имелось беспокойство за то, что они будут действовать в нынешнем ключе.»

В этом же контексте Зариф добавил: «Конечно, в течение этого года, прошедшего с момента прихода Трампа и его высказываний против СВПД, Ираном было заключено наибольшее количество контрактов в области финансов и прямых инвестиций, и этих контрактов так много, что мы еще не смогли привлечь все ресурсы.»

Он подчеркнул: «В последние несколько дней мы были свидетелями того, что все промышленные страны, к которым относится и Америка, объявили, что инвестиционные риски Ирана снизились, и в этой области Ирану присвоили рейтинг пять. К сожалению, в период деятельности восьмого и девятого правительств этот рейтинг доходил до семи. В прошлом году у нас был рейтинг шесть, а в нынешнем году, несмотря на угрозы Трампа в отношении СВПД и Ирана, рейтинг Ирана снизился до пяти, и это является показателем одного из наших успехов и ясного видения, которое мы имеем в отношении СВПД.»

Глава дипломатического аппарата нашей страны, отвечая на вопрос о том, было бы, по его мнению, отношение американцев к СВПД таким же, если бы к власти пришло правительство госпожи Клинтон, или оно было бы другим, пояснил: «Если бы к власти пришло правительство госпожи Клинтон, вероятность того, что они с такой же враждебностью смотрели бы на СВПД, была бы меньше. Но и того, чтобы они честно исполняли свои обязательства, такого тоже не было бы.»

Министр иностранных дел нашей страны подчеркнул: «Одна из проблем, которую правительство Трампа имеет с СВПД, заключается в том, что связанные с СВПД переговоры вело правительство Обамы, и если бы у власти была госпожа Клинтон, у нее не было бы этой проблемы с СВПД. Вы видите, что господин Трамп с того момента, как он пришел к власти, старался уничтожить все упоминания об Обаме, и единственное упоминание, с которым ему не удалось ничего сделать, это СВПД. Между тем, к сегодняшнему дню он уже нанес ущерб многим достижениям правительства Обамы.»

В продолжение своей беседы в программе специального новостного интерьвью Зариф, упомянув об упорствовании американцев в вопросе о том, что СВПД следует опять сделать предметом переговоров, и их целях, направленных на постановку данного вопроса, пояснил: «Американцы и господин Трамп очень недовольны СВПД. Трамп пытается найти способы для уничтожения СВПД и хочет внедриться в области, которые явно выходят за рамки СВПД.»

Говоря о том, что СВПД был попыткой урегулировать одну из конфликтных областей, и это было конкретным решением его участников, высокопоставленный дипломат продолжил: «Мы решили отделить ракетную тему от данного вопроса. Разумеется, мы разговариваем на темы ракет и безопасности. Мы не боимся обсуждения никаких вопросов. Сторонами наших переговоров были люди, которые до зубов оснащали Саддама. Как я уже говорил, у нас было много что сказать, но решение, которое было принято в этом соглашении, заключалось в том, что обсуждаться будет только одна область, а именно ядерная.»

Отметив, что американцы прилагают усилия к тому, чтобы изменить существующие факты, имеющие отношение к СВПД, в продолжение своих слов он подчеркнул: «СВПД является частью Резолюции 2231 Совета безопасности ООН, и мы просто констатируем то, что уже существует, хотя, как я сказал, американцы пытаются изменить эту реальность.»

Министр иностранных дел Исламской Республики Иран, сказав о том, что в период после СВПД мы добились весьма хорошего прогресса в сфере международных сделок, заявил: «Мы сейчас легко продаем нашу нефть и получаем наши деньги. Разумеется, с некоторыми странами у нас есть соглашения о том, что в обмен на тот объем нефти, который мы продаем, мы будем брать товары; эти соглашения являются воспоминанием о трудном периоде санкций. Конечно, речь идет об одной-двух странах, в частности, о Южной Корее и Китае, с остальных стран, в том числе европейских государств, а также Индии, Японии и т.д., мы получаем наши деньги.»

Говоря о том, что у нас больше нет ограничений в тех областях, где они были раньше, Зариф продолжил: «Сегодня мы продаем свыше двух с половиной миллионов баррелей нефти, и в случае эластичности рынка, мы сможем продавать и больше.»

Высокопоставленный дипломат, сказав о том, что сейчас проблема состоит в том, что правительство Америки оказывает давление на некоторые крупные банки с целью недопустить их взаимодействия с Ираном, и это происходит из-за недоброжелательной позиции американского правительства, в другой части своих высказываний о сделках в долларах и других валютах, в частности, евро, сказал: «Сейчас мы можем осуществлять долларовые сделки, но эти доллары не должны входить в американское обращение, и этот вопрос создает сложности. Сделки с другими валютами, в том числе с евро, мы осуществляем. Конечно, есть одна трудность, состоящаяя в том, что некоторые валюты привязаны к доллару, и это создает проблемы при обмене.»  

Сказав о том, часть проблем можно было предвидеть уже во время прекращения переговоров и снятия банковских санкций, он пояснил: «Но в период перед СВПД из-за санкций у нас не было банковских связей, и поэтому некоторые проблемы мы не видели.»

Министр иностранных дел нашей страны, сказав о том, что в период, когда у нас не было банковских связей, в мировых банковских системах произошли изменения, и эти изменения создали трудности и сложности, отметил: «Как я указал, по причине того, что у нас не было связей, мы не видели некоторых проблем, и специалисты в этом деле высказались в том же ключе, отметив, что после преодоления санкций мы должны будем адаптировать нашу банковскую систему к современным международным законам.»

Зариф подчеркнул: «Несмотря на эти проблемы, мы добились хорошего прогресса в этой области и движемся по правильному пути, таким что название «Иран» было исключено из черного списка FATF, и также сократился риск инвестиций в Иране. На пике направленных против Ирана и СВПД давления и риторики Трампа мы видим, что итальянцы для снятия препятствий в рамках расширения своего взаимодействия с Ираном решили разработать новый способ, дающий им возможность работать с Ираном. Французы в этих же рамках также предложили другой способ.»

Высокопоставленный дипломат Ирана пояснил: «Несмотря на все давление, которое создал Трамп, объем договоренностей, который мы имеем в области финансирования и прямого инвестирования, обладает хорошим ростом по сравнению с несколькими прошлыми годами. Согласовано около 29 миллиардов долларов, часть этой суммы мы еще не смогли привлечь, и около 12,5 миллиардов долларов уже утверждено.»

Обращаясь к инвестором в этой части своей речи, он сказал: «Наша страна – одна из самых безопасных сред для инвестиций. Мы имеем широкие возможности для инвестиций, и иностранцы пользуются разнообразными возможностями,   позволяюшими им вкладывать капиталы в этом регионе.»

Министр иностранных дел отметил: «Фундаментом нашего развития и безопасности в Иране являются люди.»

Зариф продолжил: «Иран – это страна на передней линии борьбы с ИГИЛ. Убежден, что для наших национальных и экономических интересов предотвращение отмывания денег является необходимостью. Такого, что другие страны не подвергаются проверкам, также нет. Уже сейчас проверяются многие из крупных государств, и одна из причин жесткого отношения одной из крупных стран к счетам иранских граждан заключается в том, что она сама является объектом инспекции со стороны FATF.»

На вопрос, не имеет ли он в виду Китай, министр ответил: «Я не собираюсь входить в детали. Мы показали реальность, заключающуюся в том, что это не является нашей специфической проблемой. Мы показали, что с банковско-финансовой дисциплиной и усилиями, которые предприняты нашими друзьями в Центральном банке и Министерстве экономики, а также с правильными решениями в стране мы движемся в направлении, которое уничтожит любые предлоги в этой области, и это идет на пользу нашим национальным интересам.»

Относительно практических последствий позиции, занятой Америкой и некоторыми европейскими государствами в отношении ракетных переговоров, Зариф заявил: «Не то чтобы нам было нечего сказать. Нам есть что сказать о ракетах, вооружениях и обороноспособности нашей страны, и мы об этом откровенно говорим. Мы являемся страной, которая подверглась агрессии. Весь мир поддерживал агрессора и не позволял Ирану приобрести инструмент защиты. Поэтому ни с моральной, ни с правовой точек зрения, ни с точки зрения соответствия международным правилам нет оснований говорить нам, какие оборонные возможности нам иметь, а какие нет.» 

Зариф продолжил: «Мы объявили, что наше оружие является оборонительным, и мы соизмеряем эти возможности и потенциал с самими собой, своей землей и территорией. Мы считаем, что стабильность региона и наших соседей зависит от нашей стабильности. В 1987 году в самый разгар войны доктор Велаяти написал письмо тогдашнему генеральному секретарю ООН с предложениями в области региональной безопасности, и на основе этого письма был составлен 8-й параграф Резолюции 598. Мы являемся авторами таких инициатив, как сетевая безопасность, меры по созданию уверенности и доверия, регион, свободный от ядерного оружия и оружия массового уничтожения и так далее, поэтому нам есть, что сказать по этому поводу, но мы убеждены, что люди, которые превратили наш регион в пороховой склад, находятся не в том состоянии, чтобы говорить нам, что нам иметь и чего не иметь.»

Затронув тему восстановления Сирии и Ирака, а также договоров, которые в этой связи недавно были заключены Россией, глава дипломатического аппарата сказал: «У нас есть хорошие возможности в Сирии и Ираке; кроме того, у нас есть хорошее присутствие в этих странах. Недавно по причине финансовых обстоятельств Ираком не были осуществлены некоторые платежи иранским компаниям, и одной из наших обязанностей является отслеживание этого вопроса. На следующей неделе мы примем участие в конференции по восстановению Ирака, и я надеюсь на серьезное и мощное участие в этой конференции иранского частного сектора.»

Зариф продолжил: «В вопросе о восстановлении Сирии и экономическом присутствии Ирана проделана хорошая работа в связи с сирийскими ресурсами и портами, и мы надеемся на то, что с установлением безопасности и спокойствия и искоренением террористических группировок будут созданы еще большие возможности. Разумеется, в вопросе о восстановлении Сирии имеются возможности для деятельности всех государств. Мы с Россией можем дополнить друг друга в вопросе о восстановлении Сирии. Присутствие России в Сирии не означает отсутствие Ирана. Участие государств в восстановлении Сирии должно быть таким, чтобы оно приносило пользу народу этой страны.»

Высокопоставленный дипломат нашей страны сказал: «Восстановление Сирии – это особая возможность, и в этом имеется большая заинтересованность, но условием этого является возвращение безопасности в эту страну. Разумеется, присутствие террористических группировок в городах, в частности, в Идлибе и некоторых других регионах, и весьма опасные перемещения Америки на востоке Сирии создали главные вызовы для этой страны, а также для региона и мирового сообщества.»

Отвечая на другой вопрос о том, не упускает ли Министерство иностранных дел из вида то, что накануне парламентских выборов в Ираке в этой стране наблюдается деятельность саудитов, он сказал: «Этот вопрос мы не упускаем из вида. Эта политика покупки безопасности и влияния продолжается годами, и в то же время она никогда не была успешной. Народ Ирака сам определит свое будущее. Иран имеет хорошее присутствие в Ираке, но это присутствие всегда сопровождалось уважением к выбору иракского народа, и благодаря этому уважению мы имеем влияние в этой стране. К сожалению, наши соседи вошли в этот регион с неправильным приказом и, разбросав плохие семена, теперь конкретно, получают плохой результат. То, что они пытаются в своей стране посадить в тюрьму премьер-министра страны, и при поддержке некоторых такфиристских группировок и вливания больших денежных объемов создать в этих государствах обстановку отсутствия безопасности, делает понятным, что никакой безопасности они не создадут. К сожалению, история и происходившие события медленно учат официальных лиц этих государств.»

В связи с реакцией Ирана на раскол Йемена, Зариф заявил: «Шаги Саудовской Аравии в Йемене не закончились ни чем иным, кроме создания ненависти и гнева, гибели детей и ни в чем не повинных людей. Иран с самого начала представил состоящий из четырех пунктов план урегулирования, а также выступил за немедленное прекращение огня и начало межйеменских переговоров, и сегодня мы также убеждены в наличии того же пути решения для йеменского вопроса.»

В заключение министр иностранных дел нашей страны сказал: «От ОАЭ и Саудовской Аравии мы хотим, чтобы они как можно скорее убрали руки от Йемена и вопроса о его разделе. В течение трех последних лет политика этих государств не приносила никакой пользы, кроме ненависти и убийств. Мы убеждены, что кроме четырех пунктов иранского плана, никакого другого пути для урегулирования йеменского вопроса не существует.


14:02 - 12/02/2018    /    номер : 500037    /    количество просмотров : 134



выход




Ministry of Foreign Affairs,
Islamic Republic of IRAN,
All Rights Reserved